О школе Новости Программы Абитуриентам Студентам Контакты
Программы
Очное обучение
Дистанционное обучение
Библиотека
ВКР
Модули ДП

г. Санкт-Петербург

8 (812) 346 68 86

8 (812) 346 68 85


КонсультанТы. Твори свою жизнь сам
Подписаться письмом
Осторожно, МОБИНГ !!!

Осторожно, МОБИНГ !!!

Знакомая ситуация? Нахлынули воспоминания о «доброжелательных» коллегах по работе, вынуждающих вас метаться в поисках пятого угла? Не спешите в этом случае писать заявление об увольнении — сотрудники просто почувствовали в вас сильного конкурента, эдакого «опасного для жизни хищника». Хотя, между нами, вы просто стали жертвой мобинга.
Представьте себе, к примеру, начальника отдела пластиковых карт одного из крупных  банков — прекрасного специалиста Сидорова — всего лишь год назад, как говорится, «перекупили», соблазнив высокой зарплатой. Первые две недели все шло прекрасно. И вот однажды окрыленный Сидоров столкнулся в лифте с председателем правления банка, обычно недоступным для работников его уровня. В ответ на вежливое «как идут дела?» наш специалист увлеченно стал рассказывать о задуманном им проекте, и вот (о, счастливейшее мгновение) шеф назначил ему встречу в своем кабинете для детального разговора. Радостный, но весьма простодушный Сидоров поделился удачей со своим начальником управления и коллегами по работе. С этого дня его жизнь коренным образом изменилась. Отныне его больше не хвалили, проектами не интересовались, напротив, все предложения Сидорова высмеивали, упрекали его в непрофессионализме. Даже физические недостатки служили поводом для издевательств коллег. После изнурительной многомесячной борьбы, пытаясь найти выход из сложившейся ситуации, Сидоров решил уволиться.
Таков типичный случай мобинга — психологической травли на работе, которая наносит страшный вред человеческой психике, разрушая здоровье и порой доводя даже до самоубийства.
  
Мобинг как стадный допинг
Знаменитый натуралист Конрад Лоренц в своей книге «Агрессия» описывает одно любопытное явление — случай контратаки добычи против хищника: стадные животные вдруг нападают на волка. С какой целью? Для сохранения вида, конечно. Чувствуют, так сказать, на нюх заложенную в противнике опасность для жизни.

Постоянные стрессы на работе делают людей инвалидами. Сейчас в Европе слово «мобинг» звучит практически повсеместно. На Западе, где в некоторых странах уровень безработицы достигает критической отметки, психотеррору на рабочем месте подвергается до 17% населения. Особенно распространен мобинг в среде «белых воротничков», то есть служащих. Чем престижнее занимаемое сотрудником место и выше уровень его квалификации, тем больше вероятность того, что он подвергнется нападкам коллег и начальника.

Медицинские исследования показали, что человек, подвергающийся травле на работе, очень скоро становится психологически нестабильным. Он тратит всю энергию на доказательство самой сложной и в то же время не совсем разумной жизненной теоремы: «Я вам еще покажу чего стою! Вы еще узнаете и пожалеете обо всем». Проще говоря, начинает постоянно доказывать трудовому коллективу свою профессиональную и социальную состоятельность. Когда психотеррор усиливается, работник попадает в социальную изоляцию, так называемый информационный вакуум. Растратив все силы на глупые доказательства, он так и не получает главного — положительных оценок своим действиям. Становится беспомощным, неуверенным и уязвимым. Его терзают сомнения и разнообразнейшие фобии. Самооценка снижается, появляются сопутствующие стрессу психосоматические симптомы — мигрень, простуда, бессонница... Постепенно развиваются хронические заболевания. Одним словом, жертва мобинга начинает часто болеть, втягиваясь в порочный круг: отсутствие на работе из-за плохого здоровья вызывает производственные претензии и, конечно же, дальнейшие мобинг-атаки.
  
Про козлов отпущения
 
Тем не менее распознать мобинг достаточно сложно. Да, нездоровая обстановка в коллективе (агрессивные выпады коллег, непозволительный тон в общении, оговоры и сплетни) — благодатная почва для него. Но особенно мнительным и склонным раздувать из мухи слона не следует путать подобный психотеррор с обычным производственным конфликтом или несложившимися личными отношениями. Кстати, те, кто действительно является жертвой мобинга, не слишком охотно рассказывают о своих унижениях. Инициаторы мобинга также не любят распространяться о своих деяниях. Более того, действия «злодеев» часто носят неосознанный характер: «А что такого? Он что, шуток не понимает? Очень тяжелый человек — характер ужасный...»
Зачем они это делают? Ну, к примеру, о человеческой агрессии и откровенном мобинге Конрад Лоренц говаривал так: «И желаемая окончательная ситуация состоит отнюдь не в том, чтобы противник лежал передо мною мертвым. О нет! Он должен быть чувствительно побит, смиренно признав мое физическое, — а если он павиан, то и духовное превосходство».

Жертвой мобинга может стать и молодой специалист, и профессионал со стажем.  Распространенный вариант — травля новенького. Особенно, если тот молод и еще не умеет постоять за себя. В адаптационный период новичку приходится особенно трудно без профессиональной помощи. Начальник и коллеги обрушивают на него свое недовольство, делают козлом отпущения. Логика проста — его предшественник хоть плохо, но справлялся со своими обязанностями. Но чем активнее жертва пытается доказать свою состоятельность, тем требовательнее окружающие. Давая все новые и новые основания критиковать себя, человек становится все более неуверенным, его позиции с каждым днем слабеют. Беда в том, что вскоре он и сам начинает считать себя совершенно беспомощным. Но страшнее другое: не дай Бог новенькому оказаться лучше и талантливее не только его предшественника, но и многих опытных специалистов — съедят. Причины травли на работе могут быть самыми разнообразными и тривиальными — личностный конфликт, элементарная зависть и даже отвергнутые сексуальные притязания. Возможно, босс-людоед привык «съедать» по человеку в месяц, или начальнику обидно, что у кого-то в личной жизни все нормально, а у него нет, или его дети намного бестолковее и ленивее новенького. А может, шеф страдает мнительностью, и ему вдруг показалось, что к новому сотруднику благоволит более высокое руководство…
Наиболее распространенные приемы мобинга — накричать, распустить сплетни, завалить сотрудника работой и т. д. Кроме того, существуют отраслевые методы сведения счетов. Например, компьютерщики часто используют вирусы или хакерство, изменяя результат работы или выводя компьютер из строя. Особое удовольствие — терроризировать заболевшего телефонными звонками.
  
Что делать?
  
Мобинг вреден не только сотруднику, подвергающемуся нападкам. Страдает и сама фирма. Рабочий процесс тормозится, когда затравленные или увлеченные игрой в мобинг сотрудники систематически затягивают принятие решений, скрывают информацию или намеренно искажают ее. По оценкам немецких ученых, финансовый ущерб от психотеррора в средней западноевропейской фирме может составлять 25 — 75 тыс. евро в год.
В Европе этой проблемой занимаются психологи, целые клиники специализируются на лечении жертв мобинга, специальные консультационные центры помогают выходить из кризисных состояний, в Интернете создаются десятки мобинг-сайтов, где можно найти поддержку.

А вот у  нас  жертвам мобинга помощи ждать не от кого. Правда, в последнее время и у нас появились высококвалифицированные психологи, которые предлагают участникам тренингов свои ноу-хау по этой проблеме. И все же… Если вы стали объектом травли, подумайте, стоит ли тратить свои силы и здоровье на борьбу или же лучше подыскать другую работу. Ну а если чувствуете в себе потенциал бойца, попробуйте просто игнорировать все нападки. Иногда помогает…
Эмоциональное насилие на работе: молчаливое увлечение?
Моббинг — это коллективный психологический террор, травля в отношении кого-либо из работников со стороны его коллег, подчиненных или начальства, осуществляемые с целью заставить его/ее уйти с места работы. Средством достижения цели является распространение слухов, запугивание, социальная изоляция и в особенности унижения. В результате этого непрекращающегося крайне выраженного враждебного отношения психическое и физическое состояние человека, ставшего жертвой такого преследования, может сильно ухудшиться. Данная статья проливает свет на такое широко распространенное явление, как моббинг, и предлагает пути решения и советы тем, кто попал в разряд жертв, их семьям и организациям.

Миллионы мужчин и женщин всех возрастов, национальностей и рас ненавидят ходить на работу, постепенно впадают в отчаяние и часто серьезно заболевают. Некоторым приходится спасаться бегством именно с той работы, которую они когда-то любили, другие терпят такую ситуацию, не в состоянии найти выход. «Каждый день был сродни походу на поле брани. Я никогда не знала, в какой момент будет сброшена следующая бомба. Из страха, что любой может оказаться моим врагом, я боялась доверять кому бы то ни было. Я была психологически и физически истощена. Я знала, что скоро мне обязательно нужно будет получить какое-нибудь облегчение. Но никакой надежды на передышку не было», — сказала Диана, когда мы спросили, что она переживала каждый день. Что происходит? Почему это происходит? Насколько это явление широко распространено? Что можно с этим сделать?

Слово «моббинг» означает такое поведение коллег, руководства или подчиненных по отношению к кому-либо из работников, когда они периодически, на протяжении недель, месяцев и даже лет, осуществляют целенаправленное преследование, нападки, ущемляющие его/ее чувство собственного достоинства, подрывающие репутацию и профессиональную компетентность. Человек прямо или косвенно подвергается эмоциональному насилию, его постоянно унижают и часто предъявляют несправедливые обвинения. Результатом всегда является психологическая травма и увольнение. Психолог и ученый-медик, доктор Ханц Лейман впервые провел исследование такого явления на рабочих местах в Швеции в начале 1980-х. Он назвал такое поведение моббингом и охарактеризовал его как «психологический террор», который включает «систематически повторяющееся враждебное и неэтичное отношение одного или нескольких людей, направленное против другого человека, в основном одного». Лейман определил 45 вариаций поведения, типичных для моббинга: утаивание необходимой информации, социальная изоляция, клевета, непрекращающаяся критика, распространение необоснованных слухов, высмеивание, крики и т.д. Поскольку организация оставляет без внимания такое поведение своих сотрудников, потакает или даже провоцирует эти действия, можно сказать, что жертва, судя по всему, беспомощная против силы и численности, на самом деле затравлена. Здоровье и психическое состояние человека, подвергшегося таким нападкам, сильно страдают, появляются заболевания на нервной почве и чувство социальной неполноценности.

Хотя моббинг и буллинг — схожие понятия, моббинг обозначает преследование кого-либо из сотрудников со стороны руководителя организации, непосредственного начальника, коллеги или подчиненного, которые вовлекают других в систематическую и часто повторяющуюся травлю. Буллинг обозначает преследование «один на один». Когда речь идет о моббинге, руководство часто негласно вовлечено в этот процесс. Вот почему в таком случае жертве очень редко удается получить помощь. Подвергнуться моббингу может каждый. Это не агрессия, направленная против кого-либо, кто принадлежит к определенному кругу, находящемуся под защитой, как дискриминация по возрасту, полу, расе, вероисповеданию или национальности. Поэтому буллинг/моббинг обозначают такие действия, которые профессор юридического факультета Университета Саффолка Дэвид Ямада назвал общими для всех, или «не различающими статуса».

Последствия моббинга
Моббинг является одной из разновидностей насилия, это эмоциональное насилие. В книге «Насилие на работе» («Violence at Work»), изданной Международным бюро труда (МБТ) в 1998 г., моббинг и буллинг упоминаются в том же ряду, что и убийство, изнасилование или ограбление. И хотя буллинг или моббинг могут показаться вполне безобидными по сравнению с изнасилованием или другими проявлениями физического насилия, эффект, который они производят на жертву, особенно если это длится достаточно долго, имеет такую разрушительную силу, что некоторые люди подумывают о том, чтобы покончить жизнь самоубийством. И мы не исключаем того, что некоторые случаи приступов немотивированной агрессии могут являться следствием тех чувств, которые испытывали люди, подвергавшиеся эмоциональному насилию на работе.

Последствия моббинга и буллинга в первую очередь сказываются на здоровье и психическом состоянии человека. В зависимости от жесткости, периодичности и длительности такого воздействия и от того, насколько человек психологически к нему устойчив, люди могут страдать от целого ряда расстройств психологического и физического характера: от случающихся время от времени проблем со сном до нервных срывов, от раздражительности до депрессии, от трудностей с концентрацией внимания до панических состояний или даже инфарктов. Если сотрудник только изредка отсутствовал на работе, то в случае моббинга или буллинга это может превратиться в частые и длительные уходы на больничный.

У многих, кто стал объектом моббинга, настолько сильно подрывается здоровье, что они больше не могут выполнять свои служебные обязанности. В конце концов они увольняются по собственному желанию или против него, с ними расторгают контракт или они вынуждены выходить раньше на пенсию. Как ни странно, жертв делают самих в этом виноватыми, представляют их людьми, которые сами навлекли на себя эти несчастья. И во многих случаях после того как человека уволили или он сам ушел, возникшие проблемы со здоровьем могут остаться и даже усилиться и привести к такому диагнозу, как посттравматический стресс. Но не только психическое состояние и здоровье человека подвергаются сильному отрицательному воздействию. Последствия также серьезно сказываются на семьях этих людей и организациях, в которых они работают. Страдают отношения, падает уровень производительности труда в компании, т.к. энергия людей направляется на осуществление моббинга, а не на выполнение важных ежедневных задач.

Как это начинаетсяи почему происходит
Часто все начинается с конфликта, причем любого. Такой конфликт часто возникает из-за разного рода перемен. И никакого значения не имеет, как сильно человек старается решить проблему, — конфликт неразрешим. Такому человеку кажется, что неоткуда получить помощь. Конфликт не исчезает, а постепенно обостряется до такой степени, когда уже нет пути назад. То, что можно было бы решить, проявив хоть чуточку доброй воли и с помощью соответствующих механизмов управления на местах, теперь превращается в спор «кто прав, а кто виноват».

Некоторые обвинения и унижения работника могут быть вызваны нездоровой психологической атмосферой, которая царит в организации и требует найти своего «козла отпущения», а также жаждой власти над другими и личной злобой, продиктованной страхами или завистью. Здесь вступает в действие психология группы и сложное переплетение социальных процессов организации.

Вы спросите, почему так происходит и почему допускаются такие преследования на рабочих местах, в то время как сегодня создано больше структур и законов для защиты работников, чем когда-либо? Мы считаем, что существует три причины, по которым это происходит. Первая из них — игнорирование проявлений моббинга, терпимость к нему, неверное толкование или фактически его намеренное провоцирование самой компанией или руководством организации. Вторая причина — это то, что такие действия до сих пор не расцениваются как действия на рабочих местах, абсолютно отличающиеся от сексуального преследования или дискриминации. И наконец, третья причина — в большинстве случаев жертвы просто обессилены. Они измучены и не в состоянии защищать себя, не говоря уже о том, чтобы начинать судебный процесс.

Плата за моббинг
В 1991 г. Брэди Уилсон, психолог-клиницист, который специализируется на лечении психологических травм, получаемых на работе, написал в журнале Personnel Journal (теперь Workforce Magazine), что «психологическое насилие над работниками привело к потере миллиардов долларов. Психологические травмы, полученные на работе в результате моббинга, — более разрушительный фактор для работника и работодателя, чем все вместе взятые другие стрессы, относящиеся к трудовой деятельности». Фактические убытки, которые выражаются в снижении производительности труда, издержках на медицинскую помощь и судебные процессы, не говоря уже о социально-психологических последствиях, еще предстоит подсчитать. Доктор Харви Хорнштайн, профессор педагогического колледжа Колумбийского университета, работающий в области социальной психологии организации, в своей книге «Жестокие начальники и их жертвы» («Brutal Bosses and Their Prey») подсчитал, что целых 20 миллионов американцев сталкиваются с плохим обращением на работе каждый день, и впору говорить об эпидемии.

О проблеме узнают все больше
Как бы то ни было, но об этом явлении узнают все больше и больше. Проблема буллинга и моббинга на работе все чаще обсуждается в средствах массовой информации и профессиональных сообществах. Ученые, занимающиеся изучением особенностей поведения в организациях, теперь уделяют внимание и этой проблеме. Так, за последние два года появился ряд публикаций в научных журналах и написано несколько книг, которые посвящены плохому обращению на рабочих местах, жестокости начальства, проблеме буллинга и моббинга.

Что можно сделать
Повышение информированности о существующей проблеме привело к созданию нескольких организаций, оказывающих помощь при возникновении сложностей на работе, куда люди могут обращаться за поддержкой. У тех, кто подвергся моббингу или стал мишенью буллинга, есть ряд возможностей, чтобы справиться с этим.
Самое главное — они должны понять: у того, что им приходится переживать, теперь есть имя, это явление стало хорошо известно и все больше изучается. Они должны понять, что их сделали жертвами и что с этим практически ничего нельзя поделать.
 Во-вторых, им необходимо продумать свои возможности решения проблемы на короткий, средний или длительный период времени: существует ли какой-нибудь способ получить помощь, который они еще не испробовали? Можно ли перейти на другую должность внутри компании? Готовы ли они к поискам другой работы? Что нужно сделать, чтобы подготовиться к такому переходу? Необходима ли медицинская или лечебно-профилактическая помощь?
Мы советуем этим людям хорошенько оценить все возможности, постараться быть уверенными в себе и самое главное — контролировать ситуацию. А еще мы советуем уйти с этого места работы, и чем раньше, тем лучше. Лучше принести эти временные жертвы, чем терпеть продолжающиеся унижения, которые впоследствии могут оказать намного более сильное негативное воздействие на здоровье.

Руководству также необходимо проявлять бдительность и распознавать первые признаки моббинга. Политика компании, которая обязывает сотрудников уважительно относиться друг к другу и поощряет вежливое обращение, способствует предотвращению возникновения моббинга. Специалисты Европейской ассоциации психотерапии обладают особым правом определять моббинг как возможную причину обращения работника за помощью. Зачастую они первые, к кому обращается или направляется работник, который имеет проблемы социально-психологического характера. Поэтому совершенно необходимо, чтобы люди знали о последствиях моббинга на работе как возможного фактора высокого риска.

Благодаря большому количеству литературы и средств массовой информации, освещающих эту тему в Европе, о проблеме моббинга на рабочих местах стало широко известно. Моббинг не только стал хорошо знакомым словом в Скандинавии и немецко-говорящих странах, но для того чтобы решить проблему моббинга законодательным путем, несколько стран приняли новые законы, упреждающие появление этого явления, защищающие и обеспечивающие безопасность сотрудников на рабочем месте, включая эмоциональную составляющую здоровья на работе.

Например, в 1993 г. Национальное управление по охране труда Швеции приняло положение о преследованиях по месту работы. Более того, были созданы новые организации для оказания помощи жертвам моббинга по всей Европе и Австралии. Меры по борьбе с проявлениями моббинга, по оказанию помощи его жертвам и предотвращению возникновения этого явления в дальнейшем были приняты за относительно короткий период времени. Например, в ежедневной прессе были опубликованы номера телефонов «горячей линии» и контактные адреса для получения консультаций по этому вопросу.

Резюме
Моббинг — это эмоциональное насилие, плохое обращение, которое прямо или косвенно осуществляется группой сотрудников в отношении кого-либо из работников. Люди, подвергшиеся моббингу, испытывают тяжелые страдания. Моббинг — это серьезная проблема на рабочих местах, которая в большинстве случаев приводит к увольнению по собственному желанию работника или против него. Социальные и экономические последствия синдрома под названием «моббинг» еще предстоит подсчитать в количественном выражении. Моббинг может продолжать свое существование ровно столько, сколько ему позволяется. Руководство организации играет важнейшую роль в предотвращении этого явления. Если настаивать на соблюдении правил хорошего тона, вежливом обращении, высоких нравственных нормах на рабочих местах и создавать атмосферу заботы о сотрудниках, то появление моббинга и буллинга можно предотвратить. Миллионы руководителей разного звена и тысячи компаний поступают именно так. Они служат хорошим примером и настоящим пристанищем для своих работников.

Ноа Дэвэнпорт, профессор Государственного университета Айовы (Iowa State University), специалист в области управления конфликтами, одна из авторов книги «Моббинг: эмоциональное насилие на рабочих местах в США». В последнее время является тренером консалтинговой компании DNZ Training and Consulting.
Буллинг. Офисные хулиганы
В любой сфере знаний обязательно найдется не просто хороший, а очень хороший специалист, тот, кто внес в развитие и популяризацию знаний весомый вклад. Есть свой гуру и в буллинге. Его заслуга в том, что еще в 1997 г. он создал в Интернете ресурс под названием Bully OnLine (www.bullyonline.org), где любой человек, ставший жертвой буллинга, может получить помощь. На сегодняшний день этот ресурс является самым популярным в мире. Интервью Валерия Кичкаева с основателем и генеральным директором компании The Field Foundation Тимом Филдом (Tim Field).
Валерий Кичкаев: Тим, чем был вызван ваш интерес к буллингу? Насколько мне известно, вы получили образование несколько в иной области.

Тим Филд: Очень часто в жизни бывает так, что пока сам не столкнешься с той или иной проблемой, можно ее вовек не заметить. Так случилось и со мной — я просто стал жертвой буллинга.

В.К.: То есть вы в детстве не мечтали бороться с буллингом?

Т.Ф.: Может, это покажется странным — не мечтал. (Смеется.) Тогда и слова такого не было. Меня, скорее, привлекало все, что связано с техникой, поэтому я поступил в Стаффордширский Университет (Staffordshire University), в те годы Северный политехнический университет. После его окончания около 15 лет работал в сфере информационных технологий. Если быть уж совсем точным, то я занимался развитием и поддержкой компьютерных систем, которые в последние годы известны как CRM-системы. Я был очень доволен своей работой. В конце 1980-х годов я возглавлял одну из четырех секций отдела по продажам программного обеспечения в одной компании. У нас была слаженная, мотивированная команда, прекрасный руководитель отдела.

В.К.: И что нарушило эту идиллию?

Т.Ф.: Я до сих пор не знаю причины, но руководитель  отдела внезапно для нас всех оставил свой пост…

В.К.: … а свято место пусто не бывает…

Т.Ф.: …поэтому  вскоре на его место пришел другой, и в течение короткого срока, как бы это поточнее выразиться, уровень морали  и этики в отделе упал до минимума. Подобное положение сильно сказалось на эффективности работы именно нашей секции, поскольку мы контактировали непосредственно с покупателями ПО, а это требовало оперативности в принятии решений. Чтобы добиться такой оперативности, необходима была  слаженная работа всех работников секции, а она была нарушена с приходом нового менеджера.

В.К.: В чем конкретно проявлялись деструктивные действия менеджера отдела?

Т.Ф.: Я попытался идентифицировать и систематизировать все явления, которые начали происходить, и вот что у меня получилось. Регулярные придирки по всяким мелочам. Неопределенная и неоправданная критика. Те успехи, которые прежде были достигнуты нашей секцией, стали полностью игнорироваться. Все новые предложения начали блокироваться. Новый руководитель если и приглашал меня на совещания, то не давал мне на них слова. Через некоторое время он вообще перестал меня приглашать. Для решения даже мелких вопросов теперь требовалось большое количество согласований. Если я пытался возразить — это сразу вызывало агрессию со стороны нового руководителя. Мне, например, приходилось слышать следующее: «Прежнее руководство сделало ошибку, назначив вас руководителем секции» или «Возможно, ваша работа была бы более эффективна в другом отделе, но на более низкой должности». Наша секция стала получать меньше ресурсов для выполнения работы, при этом на нас повесили абсолютно ненужную работу, в результате чего многие работники оказались перегружены. Мне приходилось работать за троих.

В.К.: Чем все закончилось?

Т.Ф.: Для меня все закончилось сильнейшим стрессом, и мне фактически два года пришлось лечиться. Естественно, эту работу пришлось оставить, но, видимо, худа без добра не бывает.

В.К.: Оправившись, вы решили серьезно заняться проблемами буллинга?

Т.Ф.: Да, я создал телефон доверия (The UK National Workplace Bullying Advice Line), по которому могли позвонить люди, пострадавшие от буллинга на работе. Я также написал свою первую книгу «Буллинг в поле зрения» («Bully in Sight»).

В.К.: Много было звонков?

Т.М.: Телефон был красный от невероятного количества звонков, и вскоре я решил создать сайт в Интернете. Это была вторая половина 1990-х годов, и начинался бурный рост Всемирной Сети.

В.К.: Действительно ли буллинг — такая огромная проблема? Вряд ли мир бизнеса можно представить в виде добропорядочных, идиллических взаимоотношений.

Т.М.: Поверьте, у меня тоже нет иллюзий, но буллинг действительно гигантская проблема. В результате рушится карьера человека, а зачастую все может закончиться суицидом. Буллинг обходится дорого не только работнику, но и работодателю, поскольку сильно снижается продуктивность работника по причине постоянных болезней, отсутствия на работе. Я уже не говорю о продуктивности работника в условиях психологического прессинга. Мои слова подтверждает статистика. Еще в 1996 году британский In-stitute of Personnel and Development (IPD) опубликовал первые результаты опроса по буллингу. Каждый восьмой британский служащий, а это около 3 миллионов человек, был жертвой издевательств на рабочем месте. Более половины из опрошенных заявили о том, что буллинг является повседневной практикой в их компании.

Буквально через год британский Trade Union Congress TUC  организовали «горячую линию» Bad Boss Hotline («горячая линия» плохого босса), по которой можно было пожаловаться на руководителя.
38 % позвонивших жаловались на издевательства со стороны руководства, 25 % — на низкую зарплату, 15 % — на контракты (кабальные условия), 13 % — на сверхурочные работы, 11 % — на несправедливое смещение с должности, 10 % — на здоровье и безопасность, 4 % — на короткий отпуск, 3 % — на расовое, сексуальное преследование и дискриминацию по возрасту.

В 1998 году уже каждый шестой британский работник считал себя жертвой буллинга.

Исследование провел и мой родной Стаффордширский Университет. По его результатам 53 % британских служащих (приблизительно 14 миллионов человек) пострадали на работе от буллинга в течение срока трудовой деятельности.

По моим оценкам, буллинг обходится Великобритании ежегодно в 30 миллиардов евро. Поверьте, эта цифра не с потолка.

В.К.: Я знаю, что существует большое количество определений понятия «буллинг». Каким пользуетесь вы?

Т.Ф.: Буллинг — это регулярное негативное поведение одного работника по отношению к другому работнику или к целой группе работников.
Включает различные придирки по мелочам, часто совершенно необоснованные, негативную оценку работы или отказ от какой-либо оценки, стремление изолировать работника или группы работников от остальных, распускание грязных слухов и сплетен. Список можно продолжать. Рекомендую посетить наш сайт www.bullyonline.org, где можно найти большое количество определений и характеристик поведения.

В.К.: Каков портрет  типичного буллера и отличаются ли буллеры друг от друга?

Т.Ф.: Главное, что характеризует буллера, — это то, что после того как он заканчивает преследование одной жертвы (она, например, вынуждена покинуть место работы), начинается преследование другой, и так до бесконечности. Таких буллеров я называю серийными. Они представляют главную опасность. Приведу лишь некоторые характеристики серийного буллера. Искусный лгун, способный к экспромту. Живет как Джекилл и Хайд. В образе Джекилла — хороший и пушистый, в образе Хайда — мстительный. Хорошо себя ведет в присутствии руководства и отвратительно — при подчиненных. Пытается всех убедить в том, что он очень активный, талантливый менеджер, способный достичь высоких результатов в работе. Естественно, начальство и подчиненных он убеждает по-разному. Страдает высокомерием, самовлюбленностью. Хочет показаться всезнайкой. Может претворяться глубоко религиозным человеком. Вольно обращается со словами, легко может извратить значение сказанного. Может иронизировать. Старается избегать ответственности.

Что касается типологии, то благодаря тому что мне пришлось иметь дело с несколькими тысячами случаев буллинга, я вывел собственную типологию. Полные характеристики типов есть на нашем сайте, я лишь остановлюсь на каждом кратко. Итак, существует четыре основных типа буллеров.

Тип «Ищу внимания» (Attention-Seeker) — обычно женщина. Главная цель — создать впечатление доброго, заботливого и сострадающего человека. На самом деле за красивой маской скрывается обманчивая — и высокомерная натура, при этом некомпетентная в области профессиональной деятельности. Может показать открытую злобу, если назначается за что-либо ответственной.

Тип «Хочу быть» (Wannabe) — обычно мужчина. Буллеры этого типа мечтают о почете и уважении, но для этого им не хватает профессионализма в своей области. Они, собственно, к этому и не стремятся, поскольку это требует усилий, которые они не хотят прилагать. К тому же они обделены интеллектом. Вместо того чтобы как-то исправлять эту ситуацию, все свои скудные знания они направляют на совершенствование в обмане, мошенничестве, лести.

Тип «Гуру» (The Guru) — отличается от остальных тем, что, как правило, компетентен в профессиональной области (обычно технической), правда, зачастую в довольно узкой. Его слабое место — социальные навыки. Эти люди бесчувственны, эмоции у них не развиты. Они не способны к проявлению эмпатии. По моему мнению, эти люди страдают умеренной формой аутизма. Впрочем, это исключительно мое предположение. Страдают они также нарциссизмом, психопатией.

Тип «Социопат» (Sociopath). На мой взгляд, самый отвратительный представитель буллеров, обычно мужчина. Интеллектуально высокоразвит, но не способен на сочувствие. Не испытывает чувства вины и не способен к раскаянию. Получает большое удовлетворение, когда натравливает людей друг на друга, а сам выступает в качестве наблюдателя. Любит управлять потоками информации, контролировать принятие решений, особенно кадровых. В качестве исполнителя любит использовать тип «Хочу быть». Одним словом, дьявол во плоти.

В.К.: В нашей стране слово «буллинг» почти не встречается. Обычно употребляется слово «моббинг». Есть ли разница между этими понятиями?
Т.Ф.: «Буллинг» — это слово, которое используется в основном в Великобритании. Впервые для обозначения этого явления его использовал английский журналист Эндрю Адамс в 1990 году. Тогда и появилось словосочетание «буллинг на рабочем месте» (workplace bullying). В других европейских странах обычно используют слово моббинг. Со временем появились эксперты, которые стали говорить о различии этих понятий. Например, о том, что моббинг — это вид запугивания одной группы другой или группы по отношению к одному лицу. Тем самым они хотят подчеркнуть то, что в качестве агрессора выступает группа лиц. Для меня нет принципиальной разницы между этими понятиями, тем более, я считаю, что у группы всегда есть лидер, который порой просто невидим.
В.К.: Существует ли разница между буллером-мужчиной и буллером-женщиной?

Т.Ф.: Разница если и есть, то не содержательная. Мужчины более агрессивны и склонны демонстрировать физическую силу вплоть до угрозы ее применения. Женщины действуют более тонко, стараются скрыть свои нехорошие намерения, ввести в заблуждение. Если для реализации своих целей им требуется напор и агрессия, они скорее используют мужчину, чем сами будут прибегать к этому. Их принцип — пускай грязную работу сделает за меня мужчина.

В.К.: Каковы последствия буллинга?

Т.Ф.: В начале разговора я уже говорил, что последствия могут быть фатальными, например, самоубийство. Буллеры создают свой мир, вторую реальность, в которую засасывают жертву, и она вынуждена жить по созданным в этой псевдореальности законам. Поэтому главная задача — вернуть человека в реальный мир.

В.К.: И как его вернуть в реальный мир?

Т.Ф.: Буллер умело манипулирует человеком, хитрит, лжет, и в конечном итоге жертва начинает сомневаться в собственных силах и себе. Поэтому самое главное — это объяснить человеку, что с ним случилось, показать истинную картину, вернуть ему уверенность в своих силах и рассказать, как ему действовать в той ситуации, которой он оказался.

В.К.: Кстати, стоит ли бороться работнику, которого выбрали в качестве жертвы, или лучше по-скорее сменить место работы?

Т.Ф.: Поскольку ситуация, как правило, запущенная, место работы все же лучше оставить. Поверьте, лучше найти другую работу, где твой труд действительно оценят, чем вести тяжелую борьбу на старом месте.

В.К.: Говоря о помощи, мы всегда подразумеваем жертв буллинга, но ведь и сами буллеры в какой-то степени заложники подобного поведения. Приходилось ли вам помогать им?

Т.Ф.: Все было бы не так грустно и безнадежно, если бы не один факт. Буллер — человек, основной характеристикой которого является патологическое нежелание считать свое поведение деструктивным. Он думает, что проблема не в его поведении, а в поведении его жертв. В очень редких случаях буллеры обращались ко мне за помощью, да и то подобных людей сложно было назвать буллерами в полном смысле этого слова. Это были люди, которые попадали под влияние серийных буллеров из-за каких-то негативных обстоятельств, которые сложились в их жизни, и они были вынуждены использовать грязные способы.

В.К.: Тим, хотелось бы услышать ваше мнение о роли менеджеров по персоналу в предотвращении буллинга.

Т.Ф.: Может, этот факт покажется вам удивительным, но в 98 % случаев HR-менеджеры не только не помогают жертвам буллинга, но и сами с удовольствием участвуют в травле работника. Зачастую они являются первыми скрипками такой травли, хотя иногда выступают лишь инструментом руководителей компании. Я очень много общался с жертвами буллинга, и мне рассказывали грустные истории о том, что именно HR-менеджеры организовывали травлю. Может, мое мнение покажется достаточно спорным, но получается, что главная задача HR-менеджеров, по крайней мере в Великобритании, сводится к тому, чтобы защищать интересы работодателей, а совсем не коллег по работе. Мне жаль, но ничего хорошего о позитивной роли HR-менеджеров я сказать не могу. Таков мой личный опыт.

В.К.: Выходит, в буллинге HR-менеджеры играют ключевую роль, только со знаком минус.

Т.Ф.: Давайте не будем грустить по этому поводу. Появились позитивные признаки того, что современное поколение профессиональных HR-менеджеров будет более открытым для такой проблемы, как буллинг.

В.К.: Вы ведете борьбу с буллингом вот уже более десяти лет. Произошли ли какие-то позитивные изменения за эти годы?

Т.Ф.: Буллинг, как мне кажется, появился на этой планете одновременно с человеком. Поэтому очень сложно кардинально изменить природу человеческого поведения даже за несколько десятилетий, не говоря уже о нескольких годах. Тем не менее, бороться с негативными проявлениями необходимо. То, что буллинг в цивилизованных странах признан недопустимым поведением, является большим прогрессом. В течение последних 50-ти лет был принят ряд законов, запрещающих дискриминацию по национальному, расовому, религиозному признаку. Получили защиту сексуальные меньшинства. Уже есть законы против преследования (сталкинг), и думаю, что этот процесс продолжится. Может быть, потребуется еще десять лет, но, в конечном счете, будет закон и против буллинга. При этом мы должны продолжать работу по обучению общества тому, что буллинг недопустим, ведь у него есть сторонники, пытающиеся найти оправдание подобному поведению.

В.К.: А существует ли хоть одна страна, где был бы закон против буллинга?

Т.Ф.: Есть, это Швеция. Кстати, вы можете познакомиться с основными положениями закона, принятого в этой стране, на нашем сайте.

В.К.: Какова основная суть этого закона?

Т.Ф.: Суть в том, что работодатель обязан планировать и организовывать работу так, чтобы предотвращать появление буллинга. Если признаки все-таки обнаружатся, то предлагается список контрмер, которые должен предпринять работодатель.

В.К.: Чем вы занимаетесь в настоящий момент?

Т.Ф.: Откровенно говоря, я так устал за прошедшие 12 лет борьбы с буллингом, что решил отойти от дел и немного отдохнуть.

В.К.: Буллеры Британии и всего мира ликуют!

Т.Ф.: Нет-нет, я не забыл о буллинге! Сейчас участвую в съемках фильма о буллинге в качестве помощника сценариста, а в конце года продолжу писать книгу о том, как распознавать буллеров и психопатов на рабочем месте.

В.К.: Тим, я хочу выразить вам благодарность за то, что вы согласились ответить на мои вопросы и пожелать успехов на ниве борьбы с психопатами и буллерами.

Т.Ф.: И вам спасибо за то, что решили рассказать на страницах журнала о такой проблеме, как буллинг, и о ключевой роли HR-менеджеров. (Смеется.)


16.12.2017
Стресс есть. Главное - уметь обойтись с ним так, чтобы он не разрушал. Беречь свое здоровье и здоровье близких Вам людей - вот чему посвящен этот тренинг.
23.08.2017
9 сентября в 12.00 первое занятие по программе "Деловая психология". Деловая психология нужна тем, кто работает и тем, кому интересна жизнь людей.
20.05.2017
От сложившегося образа внутреннего мужчины зависит личная и социальная успешность женщины, смелость в творчестве, сексуальное развитие, степень ответственности за свою жизнь, умение принимать решения и другие составляющие личности.
Copyright © НОУ ДПО Создание сайта: Первая Веб Дизайн Студия
Календарь бухгалтера